Ала-качуу – метод создания несчастных семей
6 Декабря 2017

150427_3 Асель Мурзакулова: Добрый день уважаемые читатели, мы продолжаем серию интервью, посвящённых критическому осмыслению социальных процессов в Кыргызстане. Сегодня у нас в гостях доктор Чарльз Бекер, преподающий в университете Дьюка. Доктор Бекер с 1995 года работает в Центральной Азии он был руководителем проекта технической помощи АБР пенсионной реформы в Кыргызстане в 1998-1999 гг. и консультантом пенсионной реформы в Казахстане в 2000-2006 гг. Также у нас в гостях Сьюзан Штайнер, она является профессором экономики развития в Университете им.Лейбница в Ганновере. Доктор Штайнер изучает вопросы развития стран с переходной экономикой с фокусом на экономики домашних хозяйств и социальных сетей. Наши гости на протяжении последнего года опубликовали результаты уникального, на мой взгляд, исследования посвященного экономико-социальным последствиям ала-качуу. Результаты исследований были презентованы в Бишкеке на конференции «Жизнь в Кыргызстане» организованной Университетом Центральной Азии. Проблема ала-качуу достаточно широко исследовалась антропологами и социологами, уникальность исследования, проведенного нашими гостями в том, что на базе статистических данных доказывается негативные социальные и экономические последствия ала-качуу для общества.

Дорогие Сьюзен и Чарльз спасибо за ваше время и добро пожаловать в наш клуб «Монгу»!

Исследуя последствия ала-качуу вы приходите к важным утверждениям: во-первых, если вы считаете, что ала-качуу это способ создания крепкой семьи, вы ошибаетесь. Уровень разводов в семьях созданных таким образом в два раза выше, чем в семьях, созданных по любви или по договоренности. Следующий очень важный вывод вес детей, рожденных в случаях ала-качуу при рождении меньше на 80–200 граммов, в отличие от детей, матери которых вышли замуж по договоренности. Общеизвестно, что малый вес ребенка в младенческом возрасте негативно сказывается на его физическом и психологическом развитии. Вы утверждаете, что наряду с такими факторами как плохое питание и маленький интервал между родами, стресс полученный женщиной в результате ала-качуу сказывается на ребенке. Расскажите, пожалуйста, подробнее как вы пришли к данным выводам?

Steiner Сьюзен Штайнер: Есть несколько возможных объяснений того, почему вес новорожденных детей ниже в семьях, созданных в результате ала-качуу. Матери таких детей, возможно, хуже питаются в ходе беременности, чем другие матери; возможно, у них меньше интервал между родами; возможно, у них хуже доступ к медицинскому уходу в период беременности; они, возможно, становятся жертвами домашнего насилия во время беременности; возможно, им приходится выполнять слишком много физический работы; и, возможно, они переживают психологический стресс в результате того, что им приходится жить с человеком, которого они не выбирали. Все перечисленные факторы могут приводить к снижению показателей веса ребенка при рождении, так что очень сложно определить, какие именно из них могут быть конкретной причиной. Некоторые из них мы, тем не менее, можем исключить. По нашим наблюдениям нельзя сказать, что у женщин, вышедших замуж в результате ала-качуу, интервал между родами, короче, чем у других женщин; или что такие женщины выполняют больше физической работы по сравнению с другими женщинами. Таким образом, в списке возможных причин остаются питание, доступ к медицинскому уходу в период беременности, домашнее насилие и психологический стресс. Мы считаем, что психологический стресс является основным объяснением, так как уровень разводов в семьях, созданных в результате ала-качуу, в два раза выше, чем в других семьях. Наши наблюдения также свидетельствуют о том, что уровень удовлетворенности семейной жизнью ниже, а случаи возникновения депрессий выше именно у замужних женщин, вышедших замуж в результате ала-качуу.

078509_becker001 Чарльз Бекер: Есть веские основания считать, что женщины, вышедшие замуж по принуждению переживают больший стресс, они несчастны, у них мало общего с мужьями и в их случае выше вероятность развода с мужем.

Асель Мурзакулова: Для меня очень важны результаты вашего исследования, так как они подтверждают, что эта практика имеет отрицательные последствия для будущего, для детей, для общества в целом. Данная проблема широко обсуждается в стране, и гражданские активисты очень много делают для борьбы с этим преступлением. Мне интересно, а почему вы выбрали для себя эту тему и стали изучать ала-качуу?

Сьюзен Штайнер: Мы с Чарли ездим по Кыргызстану вот уже несколько лет. Как вы самим сказали, в обществе широко обсуждается тема ала-качуу, и многие люди делятся с нами опытом из своей жизни. По мнению некоторых наших собеседников, ала-качуу – не более чем просто традиция, однако другие видели в ала-качуу одну из форм насильственного брака. Нам стало интересно: а сможем ли мы разобраться в таком противоречивом отношении, исследовав и измерив последствия ала-качуу. Если бы не увидели разницы в весе новорожденных, мы бы заключили, что браки, заключающиеся через ала-качуу, не отличаются от других браков. Однако полученные данные говорят сами за себя: вес новорожденных детей ниже, что для нас является свидетельством того, что многие (хотя и не обязательно все) браки, ставшие результатом ала-качуу, отличаются от остальных браков.

Aсель Mурзакулова: Широко известно, что трудовая миграция является одним из основных экономических процессов в Кыргызстане. Удалось ли вам установить корреляцию между брачными стратегиями женщин и мужчин имеющих опыт внешней трудовой миграции? Какого типа брачной стратегии они придерживаются: ала-качуу, брак по договоренности или брак по любви?

Чарльз Бекер: Отличный вопрос. К сожалению, эмпирические данные не позволяют нам связать трудовую миграцию с выбором брачной стратегии. Для этого есть несколько причин: трудовая миграция – явление относительно недавнее как следствие мы не знаем, влияет ли на способ заключения брака трудовая миграция или же какие-либо другие явления, наблюдаемые в последнее время. Также возможно, что трудовые мигранты отличаются от других лиц целым рядом ненаблюдаемых факторов, которые коррелируют с брачными стратегиями. Мы могли бы постараться изучить причинно-следственные связи среди недавно созданных семей, однако пока такие исследования не проводились (и сделать это будет сложно, если мы хотим показать именно причинно-следственные связи, а не корреляцию).

Асель Мурзакулова: Исследование охватывало респондентов с разным уровнем дохода. Установили ли вы какие-либо различия между женщинами из богатых семей и женщинами из бедных семей, насколько уровень дохода женщины соотноситься с риском быть похищенной? Можете ли вы сказать, что уровень образования женщины и мужчины также повышает фактор риска для определенных групп? Возможно, есть какие-либо территориальные особенности, где данная практика более распространена, если да, как вы можете это объяснить?

Чарльз Бекер: Поразительно то, что ала-качуу наблюдается среди самых разных слоев общества. Как показывает жизненный опыт, высока вероятность того, что женщина, имеющая более низкий уровень образования, была в свое время похищена с целью вступления в брак. Однако уровень образования едва ли является здесь единственным фактором. Кроме того, сегодня его уже даже нельзя назвать основным. Конечно, это можно объяснить тем, что основное внимание нашего анализа направлено на сельскую местность, где нет большой разницы в уровне образования или социального положения. Риск быть похищенной с целью вступления в брак намного ниже в городской местности, особенно в Бишкеке. Нас, тем не менее, удивляет масштаб распространения этого метода вступления в брак.

При этом стоит отметить, что соответствующие показатели в различных регионах Кыргызстана очень сильно отличаются друг от друга. Случаи похищения невест намного реже встречаются в городах и в местах, где проживают представители различных культур (Баткенская и Жалал-Абадская области). Самый высокий показатель наблюдается в Нарынской и Иссык-Кульской областях. Работая в разных районах этих регионов, мы заметили, что данный обычай не изживает себя с течением времени: риск умыкания молодых девушек, сильно зависит от того, насколько сильно обычай ала-качуу был распространен среди представителей предыдущих поколений (этот фактор даже можно назвать основным).

Естественно, что девушки из семей, принадлежащих к высшему обществу, лучше защищены – их защищают родители и, как следствие, государственные органы. Так, украсть дочь акима или очень состоятельного человека – это не самая лучшая идея. Опираясь на экономическую теорию (но не имея при этом эмпирических доказательств), мы считаем, что для вступления в брак женихи умыкают девушек, представляющих один с ними слой общества.

Aсель Mурзакулова: В своем исследовании вы даете характеристику мужчинам, которые вступают в брак через ала-качуу как непривлекательные и не доверяющие другим людям. Наряду с этим вы также признаете, что эта практика не чужда привлекательным мужчинам тоже. Правильно ли я понимаю, что таким образом индивидуальные характеристики мужчин не определяют его выбор брачной стратегии, а правила устанавливаются авторитетом старшего поколения и экономической рациональностью ала-качуу для сельских общин, на которые вы также ссылаетесь?

Чарльз Бекер: Конечно, черты характера мужчины влияют на ситуацию, однако характер нельзя считать основным фактором, определяющим выбор способа заключения брака. В большинстве случаев энергичные и популярные мужчины, являющиеся по своей натуре экстравертами, знают женщин, которые их привлекают. И как следствие они, скорее всего, сделают женщине предложение. При этом женщины в большинстве случаев принимают предложения таких мужчин.

Как сказали бы экономисты, у «привлекательных» мужчин ниже издержки, связанные с поиском женщины для заключения брака по любви. Поэтому они с большей долей вероятности заключат брак именно по любви. Конечно, не все привлекательные мужчины добьются на этом поприще успеха (в силу многих причин: они могут быть не готовы жениться к тому моменту, когда этого захотят их родители, и, таким образом, не будут активно ухаживать за девушками; или же при всей своей привлекательности они не умеют делать правильный выбор, и их родители запрещают им жениться на выбранной девушке, и т.д.) и в конечном итоге умыкнут себе невесту.

Эпидемиологи охарактеризовали бы все это более кратко: у привлекательных мужчин выше риск («опасность») жениться по любви.

Невзирая на физическую привлекательность, правила, установленные представителями старшего поколения, заставляют молодых парней искать себе жен раньше, чем они были бы готовы приступить к поиску самостоятельно, а девушек – принимать предложения, которые они бы при других обстоятельствах отклонили.

Aсель Mурзакулова: В своем исследовании вы также отмечаете, что законодательные запреты не очень эффективны в искоренении этого преступления. Какой совет вы дадите организациям и активистам, которые занимаются этой проблемой?

Сьюзен Штайнер: Хорошо, что в 2013 году Кыргызстан ужесточил максимальное наказание за ала-качуу. Однако до тех пор, пока люди будут думать, что ала-качуу это не более чем традиция, не имеющая негативных последствий, законодательные нормы не будут иметь желаемого эффекта. Я считаю, что важнейшее значение здесь имеет изменение сознания людей. Когда люди поймут, что ала-качуу влечет за собой негативные последствия для их детей, а, возможно, и внуков, они, надеюсь, начнут подавать на похитителей невест в суд. Мы надеемся, что результаты нашего исследования помогут изменить сознание людей, и мы приглашаем заинтересованные организации и активистов использовать эти результаты в своей работе и связаться с нами.

X
Для размещения комментария авторизуйтесь
Нет аватара
Umny
13:11, 06 декабря 2017
Цитата: catwomen 12:33, 06.12.2017
Девочки! Учитесь, учитесь и учитесь! Выходите замуж тоже за образованных городских парней!

Место рождения не показатель - знал многих сельских ребят, по образованности и воспитанию намного превосходивших городских. Переиначу предложение - "Выходите замуж за образованных и воспитанных парней".
Нет аватара
catwomen
12:33, 06 декабря 2017
Девочки! Учитесь, учитесь и учитесь! Выходите замуж тоже за образованных городских парней!