2014 год. Взгляд с Мөңгү
30 Декабря 2014

Сегодня разговор об итогах года.

Асель Мурзакулова: Тема, которую мы будем обсуждать сегодня, - это итоги 2014 года. Он был богатым на разного рода события, и сегодня мы пройдемся по контурам уходящей лошади, чтобы понять, куда развернет нас коза.

121422_3

Асель Мурзагулова

Эльмира Ногойбаева: Образно говоря, мы смело можем сказать о том, что Кыргызстан вместе с гороскопом пересел с лошади на козу.

А.М.: Про парламент. Если дать краткую характеристику уходящему году с позиции политических процессов 2014, то важным достижением можно назвать то, что парламент не распустили. Вопреки многочисленным поводам и прогнозам парламент взял пальму первенства и, как корабль на якоре, удержался от чьих-либо попыток поймать попутный ветер.

Например, противостояние парламента и правительства достигло своего пика во время рассмотрения меморандума по Кумтору. По сути, парламент показал свою неспособность решать судьбоносные для страны вопросы. Рациональный и прагматический подход был снесен в очередной раз. Мишура под названием «проект национализации» работает на один результат — продлить действие неравноправных договоров по Кумтору, и когда на руднике запасы будут на 90% исчерпаны, национализировать и преподнести это как победу на обманчивых лозунгах торжества справедливости. Вот это и есть результат.

Э.Н.: И поскольку это законодательный орган, имеет смысл оценить его работу и в этой области. Большинство законодательных инициатив были не созидательного характера, а репрессивного - характеризующиеся введением ограничений, сужением поля прав и возможностей для отдельных граждан и групп. Вообще этот созыв парламента отличает некая снобистско-моральная тональность в собственной деятельности. Хотя назвать этот состав особенно качественным и интеллектуальным, особенно учитывая ряд громких дел с нарушением законодательства самими нардепами и задетое Эрнестом Акрамовым коллективное самолюбие, в общем-то трудно. Этот год определил и выявил еще одну черту кыргызского парламента — метод законотворческих компиляций или плагиата. Не только по самим инициативам и идеям, но и по общим документам. Правда, этим грешат многие идейные документы в стране, например программы некоторых политических партий. Да собственно и вся макрополитика государства.

А.М.: Однако положительный момент состоит в том, что все эти люди в парламенте, а не на улицах. В качестве результата можно как минимум фиксировать их ответственность по каждому вопросу. В уходящем году митингов стало втрое меньше, и сегодня депутаты (не партии) стали легальными кадровыми патронами правительства, ОМСУ, судей и прочих доходных мест. Это цена, которую мы заплатили в уходящем году за пресловутую «политическую стабильность».

Э.Н: Кадровая политика 2014 года также имела свои особенности и уже тенденции.

Nogoibaeva

Эльмира Ногойбаева

А.М: Это точно. Уходящий год закрепил уже даже не тенденцию, а закон кадровой политики: в цене имитаторы. Как правило, в уходящем году людей приглашали из ниоткуда работать на высокие и не очень высокие должности, а позже утилизировали их в никуда.

Э.Н: Ну, и возвращена бакиевская инициатива рассаживать журналистов и певцов на дипломатические посты. И, наоборот, на ответственные, функциональные позиции в области культуры и образования сажать партийцев совсем из других профессиональных ниш, но партийной лояльности. Назначения по партийным торгам в управлении в 2014 году напрочь нивелировали профессиональные качества и опыт как критерий в формировании портфелей.

В этом смысле еще одним спорным и непотопляемым институтом года можно было бы назвать Министерства молодежи, труда и миграции. Несмотря на количество запятых и бюджет, так и непонятно, какую функциональность оно несет в государстве.

А.М: Интересно, что процесс вхождения в ТС обнаружил высокую гибридность внешнеполитической ориентации политиков страны. Знаковое выступление О.Текебаева о бесперспективности парламентаризма в либеральном прочтении в Москве и прямо противоположные тезисы внутри страны.

Э.Н: Здесь вообще интересно, что наши политики, пламенные ораторы и почти гладиаторы в вопросах угроз и ограничений для определенных граждан, в вопросах стратегического характера как-то сразу сникают. Они не только исчезают физически - на парламентских заседаниях. Ветром сносит саму суть – политическую, гражданскую если хотите, позицию. То есть ту самую субстанцию, ради которой депутат и становится народным избранником и выходит на лобное место в парламенте. В этом смысле в 2014 году парламент как институт ни разу, на мой взгляд, не проявил себя как национальный орган. Хотя в этом смысле нужно отдать должное и всем остальным институтам, особенно связанным с информационной политикой и политикой безопасности, там национальной позиции еще меньше. Во всяком случае в сравнении с иными позициями, которые представлены в нашей стране.

А.М: Мне запомнился уход Эрлана Сапарбаева с должности главы ГРС. Думаю, это тот редкий пример, когда человек пошел против патрона. К слову, его позиция победила. При этом молодые кадры - это такой фетиш и, к сожалению, он, как правило, редко срабатывает.

Э.Н: Да, понятие «молодежь» у нас действительно фетишировано, да к тому же институционализировано. Мне уже не первый десяток лет встречаются активные «молодые люди» в Кыргызстане, которые все еще представляются «молодежными лидерами». При этом у них самих уже не по одному ребенку далеко не ясельного возраста.

Еще одним феноменом года стало отсутствие воды и электроэнергии. Не будем вдаваться в подробности, но удивляет сам факт, что государство в Центральной Азии, являющееся распорядителем воды, вдруг обнаружило отсутствие главных стратегических ресурсов. Хорошо, что помог дискурс о всеобщем потеплении и можно все списать на стихию и природу, а не на банальное управление. Кстати, здесь, наверное, уместно вспомнить, что 2014 год в Кыргызстане был официально назван Годом укрепления государственности. Наверное, потому-то мы и вошли в Таможенный Союз. Но время покажет.

Ну, и если говорить о стаде из гороскопов, наверное, стоит упомянуть биометрику как купирование граждан.

А.М: Предстоящий год будет годом очередных испытаний. Выборы на фоне высокой конфликтогенности в международной политике и роста биполярного дискурса скажется и на внутренних условиях политической борьбы. А то, что она будет, уже есть шанс!

Э.Н: Да, следующий год деревянной, то есть, как я понимаю, упертой козы, грозит быть во всяком случае нескучным. Что-то сдвинуть вряд ли удастся. Хорошо бы просто не свалиться. Выборы в ЖК, наверное, состригут немало шерсти как с народа, так и с желающих стать народными избранниками. Главное, чтобы политическая конкуренция и бодания не привели к серьезным последствиям. Поскольку выборы уже сами по себе закладывают серьезный социально-политический конфликтный потенциал, диапазон возможностей которого очень широк — от банальных манипуляций до недовольства проигравших. И новейшая история Кыргызстана это подтверждает.

Но самым важным показателем является то, что в государстве исчезла дискуссия о самой стране. О стране как ценности. О суверенитете как ценности. О будущем. О перспективном будущем в мощном, независимом государстве. Пространство общественного, да и официального дискурса доминирует в двух направлениях: разговоры о прошлом и актуализация компромисса. В кыргызском варианте как «илгери – илгери» и «айла жок».

X
Для размещения комментария авторизуйтесь